Страх капитуляции. Почему не стоит ожидать от нормандской встречи ни «зрады», ни сверхрезультатов

Владимир Фесенко
Владимир Фесенко
политолог

В следующий понедельник в Париже лидеры нормандской четверки — Владимир Зеленский, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон и Владимир Путин — обсудят тему Донбасса.

Градус напряженности нарастает: власть настаивает, что не собирается переходить «красные линии» и обвиняет оппозицию попытке «хайпануть», оппозиция пугает темой капитуляции, при которой мы получим выборы на условиях оккупантов. Аналитики пишут о том, что Кремль будет давить на Киев темой газа, бизнес и инвесторы — пока наблюдают.


Несмотря на все опасения, не стоит ожидать от нормандской встречи сверхрезультатов. Не будет капитуляции, о которой истерит оппозиция. «Красные линии», озвученные ею, на 90% совпадают с тем, что говорил сам Зеленский, и позже озвучил Пристайко. Как всегда, нагнетается радикальное настроение, но провала не будет.

Читайте также: Дедлайн для транзита. Почему Зеленскому не стоит прогибаться под условия «Газпрома»

О чем могут договориться? О новом обмене пленными, о прекращении огня — выполнят или нет, другой вопрос, но такая договоренность будет. Будет рамочная, самая общая договоренность по разведению войск.

Вероятно, в итоговом документе пропишут необходимость продления закона об особом статусе Донбасса, куда будет вписана формула Штайнмайера.

По информации проверенных источников, там есть серьезные противоречия. Россияне настаивают на быстрых темпах разведения по всей линии огня, а украинская сторона — требует отвода только на заранее подготовленные позиции. Киев подчеркивает и будет говорить, что спонтанного разведения войск быть не может. Поэтому процедуру вряд ли согласуют.

Вероятно, в итоговом документе по результатам встречи задекларируют необходимость продления закона об особом статусе Донбасса в новой редакции, куда будет вписана и формула Штайнмайера. О ней, напомню, говорили еще с 2014 года, но договоренностей о выборах в этом контексте не будет. Она возможна только, если будут решены вопросы безопасности, что и внесут в тело закона, предполагаю.

Киев будет настаивать на уходе российских военных с Донбасса, прекращении деятельности незаконных вооруженных формирований, и передаче украинской границы на востоке под контроль Украины или ОБСЕ.

По итогу, я думаю, могут договориться о возобновлении работы над «дорожной картой» минских соглашений.

Конечно, поднимут и тему газового транзита. Тут тоже общая рамочная договоренность будет, но не больше. Россия настаивает на краткосрочном контракте, Украина хочет подписать контракт на 10 лет. Возможно, в качестве компромисса договорятся о 5 годах.

Нам нет смысла капитулировать и в этом вопросе — газ у Украины есть. Но нам принципиально важно сохранить транзит.

Но оформлять это в реальные документы явно будут позже, в середине декабря, в трехстороннем формате переговоров. Есть еще один момент — Россия требует аннулировать результаты Стокгольмского арбитража, что нам явно не выгодно.

Читайте также: В Амстердаме закончились слушания по взысканию с «Газпрома» $3 миллиарды

У нас довольно хорошие условия сейчас, нам нет смысла капитулировать и в этом вопросе — газ у Украины есть. С другой стороны, когда говорят, что совсем ни на что не нужно соглашаться, это тоже не так — нам принципиально важно сохранить транзит.

Но и Россия, пока строится «Северный поток-2», нуждается в нашей трубе. У нас есть свои аргументы и сильные стороны, нам нет смысла соглашаться на российские условия, тем более прямо сейчас.

Контекст:

  • Последняя встреча на таком уровне состоялась в октябре 2016 года — больших результатов она не принесла. Было принято решение создать «дорожную карту» для выполнения минских договоренностей и о вооруженной миссии ОБСЕ на Донбассе и работать над достижением мира. По итогу, взятые на себя обязательства не были выполнены Россией.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости