Айварас Абромавичус: «В ближайшие годы «Укроборонпром» увеличит экспорт в пять раз»

aa.jpg

Фото: «Укроборонпром»

На этой неделе секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Данилюк заявил, что крупнейший производитель оружия в стране «Укроборонпром» теперь будет подчиняться Министерству обороны. А сам концерн, по его словам, ждет оптимизация. Предприятия, которые не являются работающими и не приносят доход и прибыль, будут закрыты. К чему приведут все эти изменения, в эксклюзивном интервью The Page рассказал Айварас Абромавичус, генеральный директор «Укроборонпрома».

— Вы недавно пришли в «Укроборонпром». Какие ваши первые впечатления от компании?

— «Укроборонпром» находится в тяжелейшем состоянии. У нас на 41 предприятии 434 млн грн задолженность только по заработной плате. С налогами это — 1,1 млрд грн долгов. Огромная кредиторская задолженность перед банками. 3,7 млрд грн мы, например, должны государственному «Укрэксимбанку». Предприятие нельзя назвать современным с точки зрения кадровой политики, корпоративной культуры, финансового положения и, конечно, производственных мощностей. Поменять это – и есть моя основная задача.

— Что вы будете делать в первую очередь?

— Три наши первоочередные задачи – это централизация, инвентаризация, корпоратизация. В итоге «Укроборонпром» должен стать не концерном, а холдинговой компанией, в которую должны быть переданы акции предприятий. Холдинг станет сильным корпоративным центром с качественным персоналом в финансах, закупках, юридическом обслуживании. Мы намерены стать активным субъектом в переговорах с Минобороны по государственному оборонному заказу. Должны стать двигателем реструктуризации и модернизации отдельно взятых предприятий, начать привлекать иностранных и местных инвесторов в совместные предприятия.

Непрофильные активы мы намерены передать на баланс отдельно взятых городов. Мы не должны управлять детскими садами, школами, бассейнами и остальными объектами. Сейчас на балансе компании «Укроборонпром» находится 20 тысяч зданий и сооружений! Это огромное количество. У нас есть тысячи боевых единиц техники от Минобороны еще со времен Советского Союза, за хранение которых мы не получаем деньги. Все эти имущественные вопросы мы должны решить в кратчайшие сроки.

Корпоратизация всех предприятий «Укроборонпрома» позволит привлекать для их развития финансовые ресурсы, а международных партнеров — в совместные предприятия. Считаю, что у нас есть ряд очень перспективных направлений для этого.

— А вы сравнивали работу «Укроборонпрома» с международными гигантами? На каком вы уровне?

— В целом у нас есть очень достойная продукция. Но наш экспорт вооружений все-таки находится на достаточно низком уровне – это примерно $400 млн в год. Наша цель до 2025 года увеличить украинский экспорт вооружений до $2 млрд. При этом важно понимать, что общий объем оборонных бюджетов в мире оценивается в $2 трлн. Сейчас предприятие крайне неэффективное: низкий уровень продуктивности.

Выручка из расчета на одного сотрудника составляет всего лишь $16 тысяч в год. В то время как средний показатель в индустрии в мире – это $365 тысяч в год, то есть, больше, чем в 20 раз! Поэтому нужно наращивать производство продукции гражданского назначения, в том числе на наших предприятиях. Только таким образом мы сможем удержать такое количество рабочих мест, развивать предприятие, привлекать молодежь.

— Что именно вы планируете делать для того, чтобы нарастить экспорт до двух миллиардов?

— Нужна более четкая координация спецэкспортеров и отдельно взятых предприятий. Нужно восстанавливать утерянный имидж добросовестного партнера на некоторых рынках. Были ситуации, когда мы поставляли некачественный товар, где-то пропускали сроки поставки. И над этим нужно работать. Нужны инвестиции в то, чтобы по некоторым направлениям мы производили более качественный товар. Мы будем работать над этим.

— В какой сфере мы принципиально производим наилучшую военную продукцию?

— Не хотелось бы обидеть никого из существующих руководителей предприятий, но очевидно, что сейчас самым продвинутым является ракетостроение. У нас есть хорошие наработки, у нас достаточно серьезные поставки от отдельно взятых предприятий этого направления – и в гособоронзаказ, и в экспортном направлении. Это такие компании, как «Луч» и «Артем». Конечно, когда речь идет о новых проектах и возрождении каких-то гигантов, в первую очередь речь идет об «Антонове», который, к сожалению, несколько лет уже не производит новой продукции. Но потенциал остается огромнейшим, и его нужно использовать в кратчайшие сроки. И, конечно, сразу же вспоминается «Заря Машпроект».

— Что вы планируете сделать для того, чтобы нарастить эти поставки?

— Все изменения в компании начинаются с кадровой политики. Поэтому будут заменены люди на ряде ключевых позиций, что будет способствовать, в том числе, наращиванию экспортного потенциала. Например, «Антонов» не способен нарастить экспорт, если не сделать совместное предприятие с одним из мировых гигантов. И эту проблему нужно решать.

«Антонову» также нужна доработка, сертификация и развитие отдельно взятых модификаций самолетов, что требует сотни миллионов долларов, а в некоторых случаях – миллиарды. Это финансовый ресурс, который сможет обеспечить стратегический партнер.

Для привлечения партнеров нам нужно восстановить имидж «Укроборонпрома» как надежной компании. Для этого мы изменим принципы работы. Например, будем отвечать на e-mail вовремя, а не с опозданием в три недели. У нас есть политическая поддержка, есть желание работать вместе с международными партнерами.

— А есть уже опыт реализации подобных услуг?

— За всю историю «Укроборонпрома» совместное предприятие создано впервые примерно два месяца назад. Это СП по беспилотникам с турецкими партнерами. До этого вообще ничего не делалось. Это абсолютно открытое поле, где нужна просто политическая воля и желание двигаться вперед.

— Недавно в «Укроборонпроме» прошел очередной обыск. У концерна явные проблемы с коррупцией. По вашему мнению, как ее можно было бы победить?

— Я всегда считал и считаю, что рыба гниет с головы, поэтому, сменив руководство, мы уже снизим коррупционные риски. Мы привлекаем людей, которые имеют опыт в трансформации других государственных компаний. Привлекаем людей, которые стояли у истоков системы государственных закупок ProZorro. Они будут помогать выстраивать цепочку закупок, где коррупционные риски были одними из самых значительных. Поэтому, прежде всего, мы будем работать над превенцией и более тесно сотрудничать с правоохранительными органами. Это комплекс мер, которые в итоге, надеюсь, принесут перемены к лучшему.

Кстати, кроме закупок, есть проблемы, связанные с коррупцией, с отчуждением имущества. Здесь тоже требуются новые подходы, новые люди с опытом инвентаризации, корпоратизации, продажи активов.

— Как должен работать в случае с «Укроборонпромом» госзаказ?

— Мы должны, с моей точки зрения, тратить больше на железо, то есть покупать современное высокоточное вооружение для наших Вооруженных сил. И составляющая часть этого в общем гособоронзаказе должна увеличиваться. Считаю, что планирование должно быть более долгосрочным, финансирование – более прозрачным, более, скажем, своевременным, чтобы не страдали компании, у которых нет реально ресурса и оборотных средств. Те же самые государственные банки предоставляют кредиты под ставку 22%. Это крайне высокая ставка, и выживать, конечно, очень и очень сложно.

Считаю тоже, что сейчас ответственность несимметрична. То есть все бремя ответственности берем на себя мы, виновные мы, штрафы на нас, то есть на наших предприятиях. Минобороны в любой момент может сказать, что меняет свое мнение, не берет эту продукцию себе, а повышение цен (хотя везде в стране цены поднимаются) не принимает. Этот подход должен меняться. Министерство обороны тоже должно взять ответственность на себя. Мы хотим в лице Министерства обороны иметь качественного заказчика, которым исторически оно, к сожалению, не являлось.

— Какие рынки наиболее перспективны для экспорта?

— Самые большие покупатели вооружения в мире – это страны Ближнего Востока и страны Юго-Восточной Азии. Самый большой импортер вооружения в мире – Индия, это 12% всего импорта вооружения. И 60% этого импорта – это Россия. То есть Россия очень крепко стоит на мировом рынке вооружения.

Если у нас пару десятков людей работают с индийским рынком, то у них несколько тысяч людей работают с этим очень перспективным рынком. Но мы не сдаемся. Поэтому будем работать по всем направлениям. Недавно был пресс-релиз о том, что мы продали один самолет в Перу. Это новый самолет — Ан-178.

Исходя из этого, могу сказать: рынки Латинской Америки и Африки весьма перспективны. Будем работать вот по этим направлениям. У нас есть качественные спецэкспортеры с навыками местных традиций, с навыками местных языков, с тесными связями. Будем использовать их наработки.

— Каким вы видите «Укроборонпром» в конечном итоге?

— Успешным, современным, привлекательным. Я считаю, что мы должны привлечь как можно больше молодых людей. Более опытные сотрудники в итоге должны стать некими советниками, менторами для этих молодых людей. У сотрудников должна быть высокая, достойная заработная плата. Они каждый день должны ходить на работу с высоко поднятой головой и в хорошем настроении, зная, что делают реально классные вещи для наших ребят, которые защищают целостность и суверенитет страны.

Я хотел бы сделать военный кластер, Оборонный Юнит, чтобы все передовые, скажем, технологии сконцентрировать в одном удобном современном пространстве. Технологии, современные лаборатории, сотрудники в современном офисе, демо-площадки, куда можно прийти и увидеть, что у нас в стране производится, гордиться этим. Потому что я уверен и я знаю: написаны тысячи отчетов, которые показывают, что красивые и стильные помещения непосредственно влияют на продуктивность труда. Это тоже один из моих приоритетов.

— А что насчет приватизации?

— Абсолютно уверен, что в этой отрасли частный собственник является более эффективным. Поэтому в долгосрочной перспективе я вижу, что наши частные предприятия будут иметь больший удельный вес в секторе. Но как руководитель государственного предприятия я приложу все силы, чтобы государственная компания развивалась. Будем определяться в кратчайшие сроки, какие предприятия концерна нужно выставить на приватизацию.

Президент уже сказал, что приватизация является одним из ключевых направлений реформ. Мы работаем с парламентом над законодательными инициативами, чтобы исключить часть наших предприятий из списка, не подлежащего приватизации.

У нас, к сожалению, в этом списке есть девять предприятий, которые в стадии банкротства или в стадии, близкой к банкротству. Их надо защитить от мародерства, от того, что кредиторы растаскают имущество за бесценок.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии

Все новости